15 июля 2018. Лекция о жизни святого страстотерпца Евгения Сергеевича Боткина

   В Воскресение 15-го Июля 2018-го года, в отеле «Эрмитаж» прошла лекция прихода Святых Царственных Мучеников в Монако, посвященная жизни и деятельности доктора, святого Русской Православной церкви, страстотерпца Евгения Сергеевича Боткина.

Докладчиком выступал настоятель прихода Державной Иконы Божией Матери г. Санкт-Петербурга   Протоиерей Сергий Филимонов.

Отец Сергий является профессором, доктором медицинских наук, кандидатом богословия, главным редактором журнала «Церковь и Медицина», членом Исполкома Общества православных врачей России и председателем общества православных врачей Санкт-Петербурга.

Также на лекции присутствовала и выступала правнучка святого врача страстотерпца Евгения Сергеевича Боткина Анна Константиновна Мельник-Плюйе.

Перед началом лекции был отслужен молебен святому врачу страстотерпцу Евгению Боткину.

Евгений Сергеевич Боткин родился в Царском Селе 27 мая 1865 года и был четвертым ребенком в многодетной семье известного русского врача. С юных лет Евгений Сергеевич отличался чуткостью, деликатностью и кротким нравом.

Военно-Медицинскую Академию заканчивает в 1889 году, в год смерти отца, «третьим по старшинству баллов в курсе», получив звание «лекаря с отличием» и именную Пальцевскую премию.

Для молодого талантливого врача открываются очень широкие возможности: он может рассчитывать на практику среди представителей высшей аристократии или даже открыть собственную клинику. Но он поступает на работу в Мариинскую больницу для бедных – «туда, где грязь, боль и страдания».

«За отличие, оказанное в делах против японцев», Евгений Сергеевич был награжден орденами святого Владимира III и II степени с мечами. После окончания русско-японской войны, осенью 1905 года Евгений Сергеевич возвратился в Петербург и вновь приступил к преподавательской работе в Академии.

В 1907 году, после смерти Густава Гирша должность врача царской семьи стала вакантной. Кандидату нового лейб-медика назвала сама Императрица. Когда ее спросили, кого бы она хотела видеть на этой должности, она  ответила: «Боткина», «Того, что был на войне!».

13 апреля 1908 года Евгений Сергеевич стал лейб-медиком последнего российского императора, повторив служебный путь своего отца, который был лейб-медиком двух русских царей.

В ночь с 31 июля на 1 августа 1917 года царская семья и сопровождающие их лица были отправлены в Тюмень, откуда 4 августа пароходом отбыли в Тобольск.

В апреле 1918 власти принимают решение перевести царственных узников в Екатеринбург. Доктор Боткин вновь едет с царской семьей. На этот раз на положении арестованного.

Доктор знал о скорой казни. Большевики предлагали ему оставить царскую семью, обещали трудоустроить и оказать покровительство.  Сохранилось последнее, неоконченное письмо Евгения Сергеевича Боткина. В нем он пишет: «Когда мы еще не были выпуском, а только курсом, но уже дружным, исповедовавшим и развивавшим те принципы, с которыми мы вступили в жизнь, мы большею частью не рассматривали их с религиозной точки зрения, да и не знаю, много ли среди нас было религиозных. Но всякий кодекс принципов есть уже религия, и нам, у кого, вероятно, сознательно, а у кого и бессознательно – как, в частности, это было у меня, т.к. это была моя пора не то чтобы форменного атеизма, а полного в этом смысле индифферентизма, – так близко подходил к христианству, что полное обращение наше к нему, или хоть многих из нас было совсем естественным переходом. Вообще если «вера без дела мертва есть», то «дела» без веры могут существовать и, если кому из нас, к делам присоединилась и вера, то это уж по особой к нему милости Божьей. Одним из таких счастливцев, путем тяжкого испытания – потери моего первенца, полугодовалого сыночка, Сережи, – оказался и я. С тех пор мой кодекс, значит, еще значительно расширился и определился, и в каждом деле я заботился не только о «Kурсовом», но «о Господнем». Это оправдывает и последнее мое решение, когда я не поколебался покинуть своих детей круглыми сиротами, чтобы исполнить свой врачебный долг до конца, как Авраам не колебался по требованию Бога принести ему в жертву своего единственного сына. И я твердо верю, что, так же, как Бог спас тогда Исаака, Oн спасет теперь моих деток и сам будет им отцом. Но т. к. я не знаю, в чем положит он их спасениe, и могу узнать об этом только с того света, то мои эгоистические страдания, которые я тебе описал, от этого, разумеется, к слабости моей человеческой, не теряют своей мучительной остроты. Но Иов больше терпел, и мой покойный Миша мне всегда о нем напоминал, когда боялся, что я лишившись их, своих деток, могу не выдержать… Нет, видимо, я все могу выдержать, что Господу Богу угодно будет мне ниспослать»«…надеждой себя не балую, иллюзиями не убаюкиваюсь и неприкрашенной действительности смотрю прямо в глаза … Меня поддерживает убеждение, что „претерпевший до конца, тот и спасется“ … ».Так Боткин взошел на свою Голгофу. Евгений Сергеевич Боткин является образцом верности данному слову, врачебному долгу и своим пациентам.

3 февраля 2016 года Архиерейский Собор Русской Православной Церкви прославил Евгения Сергеевича Боткина в лике святых. Канонизация терапевта-врача совершается впервые в истории Русской Православной Церкви. Канонизация терапевта – это за тысячу лет первый экстраординарный случай в нашей Русской Церкви и в нашем государстве. В мировой практике таких случаев было всего четыре.

 

 

 

Е.С. Боткин

Протоиерей Сергий Филимонов (Санкт-Петербург), протоиерей Вадим Закревский (Монако), протоиерей Андрей Елисеев (Ницца), протоиерей Виктор Болдевскул (Бостон)
Матушка Наталья Закревская (Монако), матушка Наталья Филимонова (Санкт-Петербург), матушка Светлана Болдевскул (Бостон)
Анастасия Кодряну, протоиерей Вадим Закревский, Анна Константиновна Мельник-Плюйет правнучка святого врача страстотерпца Евгения Сергеевича Боткина

 

Правнучка святого врача страстотерпца Евгения Сергеевича Боткина Анна Константиновна Мельник-Плюйе